Психотическая травма (Психотические переживания) по материалам семинара Джанни Франчесетти (Днепр 14 апреля 2019)

«Для работы с психотической травмой на первом этапе важно собрать фон: «Когда было? Что произошло ? Где ? В котором году ? С кем?» и другую необходимую информацию.

            В нашей жизни любое событие рискует стать травмой. Этот факт может дать хорошую службу для терапии, это жизнь.

            Травма это не только шокирующие событие в жизни человека, но и отсутствие поддержки, когда это событие происходит.

            Травма это психологическая боль, которую невыносимо  пережить.

            Вспомните свое детство. Вспомните боль, которую вы глубоко спрятали. У каждого что-то было. Кто-то подал и обдирал коленки, бежал и кричал «Мама, мама…» со слезами, чтобы мама пожалела, а мама била по попе и кричала «Ты зачем новые штаны испортил ! Увалень !» А у кого-то была боль посильнее.

            Травма это событие острое или хроническое плюс отсутствие опоры, и как результат опыт который невозможно ассимилировать и как последствие боль низкой интенсивности и снижение чувствительности человека в целом.

            Травма это событие превышающее размер психики человека – как сыр для мышонка Джерри. Мышонок приобретает форму сыра, он не может его ассимилировать переварить.

            Слово «ОПЫТ» на итальянском esPERienza, частица PER –  “через”, «сквозь», дословно можно перевести как «Пройти через что-то трансформирующее»

            Травма – рана – Tarani – быть пронзенным, то, что ломает меня. Опыт – я становлюсь лучше.

            С точки зрения психотерапии, чтобы боль прошла и остался рубец – нужен другой, чтобы вместе ассимилировать опыт. Опыт – которые невозможно ассимилировать – это страдание, дыра во мне, которую я ношу в себе.

Самые сильные травмы возникают у детей в возрасте от 1 до 3 лет, обычно внутри семьи, они трудно осознаются и трудно вспоминаются.

            В более взрослом возрасте человек тоже травмируется : физическое насилие, избиение, сексуальное насилие, ABUSE или абьюз – психологическое насилие, пренебрежение, газлайтинг и много другое. В теле остаются не выраженные эмоции.      Травма – событие, которого много для одного тела.

            Из практики с клиентами можно утверждать, что не пережитый опыт потери, клиенты могут переживает снова и снова в  новых отношениях, пытаясь воспроизвести травматический опыт расставания и прожить его, прожить давнюю боль. Осознавание и вывод такой ситуации на границу контакта дает надежду на новый способ создания отношений.

            Необходимо отметить, что  недостаточно снова прожить травму. Важно воспроизвести аффектное телесное состояние во время травмы, это так же важно как искренняя совместность во время сессии.

            Современные исследования auris media – среднего уха показали, что во время травматической ситуации ухо становится более чувствительным к низким частотам, более типичным для хищников, поэтому в некоторые моменты стоит снижать тембр голоса и необходимо делать паузы, насколько это возможно.

            Можно сделать краткий вывод:

  • Терапевт чувствует то, что чувствует клиент во время сессии, за счет сонастройки зеркальных нейронов, в том числе телесно.
  • При работе с травмой важно восстанавливать реальность прошлого и здесь важны детали: вещи, запахи, цвета, звуки
  • Терапевту необходимо предоставить себя в полное распоряжение клиенту.

            Травма – воспоминание с дырками, там, где нет четких воспоминаний.

Проживание травмы еще раз – это травматизация. Задача терапевта прижить травму вместе с клиентом как психологически так и телесно. Телесный контакт – очень важен. Важно конечно, не нарушать границы другого человека. Сначала выстроить границы, а только потом может быть близость. Необходимо создать положительную среду с клиентом, с явными границами. В некоторых странах, культурные ограничения таковы, что телесный контакт – не возможен или затруднен. Индивидуальная свобода терапевта дает возможность телесных интервенций, учитывая культурные традиции.

Также необходимо отметить, что в случае травматического   опыта насилия – клиент осознает, что с ним происходит во время сессии, в случае абьюза осознавание наступает позднее.

            Наиболее давняя история травмы – более травматическая, поэтому очень важно построить атмосферу безопасности, куда можно будет вернуться, перед началом работы. Не имея этой безопасной бухты – работу с травмой начинать нельзя.

            Важно взглянуть на травму с точки зрения нейробиологии. В ситуации опасности, в которой невозможно сбежать и приходится оставаться – включается система иммобилизации – «замирания». Происходит активация заднего ядра блуждающего нерва парасимпатической нервной системы – сердце замедляется, дыхание становится реже, мышцы спазмируются.   Это рептилоидный рефлекс замирания (широко распространен у пресмыкающихся). Часто используют млекопитающие, например лиса – при охоте. (известное видео , лиса – хватает белку).

Во время сессии с клиентом видно, как лицо цепенеет, застывает, при работе с травмой. Когда мы проходим травмирующий эпизод клиент снова оживает. Именно так происходят обмороки, млекопитающий может погибнуть.

Система симпатическая, мобилизуется когда необходима борьба или бег – возникает страх или злость, увеличивается уровень кортизола и адреналина в крови, человек готов бороться или бежать. Содержание кортизола снижает кратковременную память. Кортизол действует на гипоталамус.

Совсем недавно обнаружен новый механизм реакции нервной и эндокринной системы на травмирующее событие. Этот механизм описал Стефан Роджерс, и назвал его – поливагальная теория. В процессе исследований было обнаружено, что блуждающий нерв имеет вторую часть – переднюю вертальную часть. Блуждающий нерв – оказался более сложный, чем считалось ранее. Эта чать блуждающего нерва сформировалась гораздо позднее в эволюционном развитии и отвечает за социальное взаимодействие.

Это переднее ядро отвечает за аффективное взаимодействие и контролирует:,

  • чувствительность уха – реакцию на человеческий голос
  • мышцы голосовых связок – тон, тональность разговора
  • мышцы лица – те которые отвечают за эмоции, особенно мышцы лба (включаются когда среда безопасна)

Человеческий мозг постоянно проверяет уровень безопасности в среде с помощью механизма интероцепции.

Enteroсимпатическая система безопасности человека состоит из трех  частей:

1. Социальное взаимодействие – поливагальная теория

2. Замораживание – парасимпатическая система

3. Страх, злость, агрессия – симпатическое система

            Все эти части работают едино и непрерывно и реакцией системы является гормональный всплеск.

Боль это не психопатология, это жизнь. Психопатология это тогда, когда боль проживаешь сам и никто не может помочь. Проживая боль вместе с клиентом в психотерапии на границе контакта, боль превращается в красоту. Обесценивание боли  это попытка исцеления, но боль от этого не проходит. Если активизируется воспоминание то это не регрессия, а прогрессия.

            Травма прерывает временной континуум, происходит сжатие пространства, Расширение пространства и чувствование времени – это тоже хороший вариант при работе с травмой. Если у клиента возникает тошнота при работе с травмой – это нормально, происходит парасимпатическое замораживание. Особый момент – это передача травмы через поколения.»

            В завершения хочу добавить, что мне потребовалось более двух месяцев, чтобы ассимилировать этот семинар. Джанни  Франчесетти – талантливый психотерапевт, у которого стоит учиться. Психотерапия – это наука, объединяющая психологию, медицину и философию, это совершенно новый этап эволюции человека. И я счастлив быть участником этого процесса. 

Терапевтические отношения: отношения клиент — терапевт

Терапевтические отношения это отношения между клиентом и психотерапевтом, возникающие в процессе психотерапии. Для создания отношений необходимо определенное количество встреч, не менее 5-10 сессий и более.

В процессе сессий терапевт задает себе вопрос:

Какие отношения возникают между мной и клиентом?

Как правило клиент формирует привычные отношения, которые у него происходят в реальной жизни.

В ответах на вопросы:

1. Что происходит межу мной и клиентом?

2. Какие отношения мы создали?

3. Как это было раньше в твоей жизни?

4. Как действовать по новому?

  • содержится ресурс как для клиента так и для терапевта.

Очень часто клиенты возникают из жизни и опыта терапевта — из «фигуры» терапевта.  Клиент говорит больше о жизни терапевта, чем о своей жизни. Если терапевт склонен к депрессии то и клиенты будут приходить депрессивные.

Если терапевт – не признает свои качества и проблемы, то клиент это всегда считывает на бессознательном уровне – из фона и поднимает именно эти проблемы.

Клиент пришел с проблемой и ему очень нужен ресурс от терапевта.

Терапевт отслеживает свои чувства и ощущения – в сессии и аккуратно предъявляет клиенту.

Все новое, во время терапии, —  осознавание, озарение, инсайт – мало  ! Это новое блокируется и нами в мир не переносится. Важна ежедневная работа над собой.

Первым на отношения терапевт клиент обратил внимание Зигмунд Фрейд при анализе работы доктора Брейера и пациентки Берты (Анна О.) из которого он вывел:

1. Теорию шаблонов.

Кратко теория говорит о том, что с детства мы устанавливаем шаблоны или паттерны поведения, которые мы подстраиваем под отношения в будущем. Все настоящие и будущие отношения будем подгонять под сформировавшийся паттерн. Отношения между папой и мамой, где например, мама была самый фрустрирующий персонаж – клиент переносит на отношения с женой. Клиент «подгоняет» и вовлекает терапевта в такие отношения.

2. Вынужденное повторение или навязчивое побуждение к повторению.

У нас есть потребность воспроизвести сложные или трагические ситуации в реальной жизни, которые были у нас в детстве. Воспроизводим ситуации, эмоционально окрашенные, которые плохо заканчивались. Не воспроизводим хорошие и приятные ситуации потому, что они ассимилируются. В таких ситуациях у нас есть желание организовать счастливый конец, но это не возможно. Такая же ситуация возникает между терапевтом и клиентом, это и называется переносом. 

Вторым психотерапевтом, который внес значительные изменение на отношения клиент – терапевт был Карл Роджерс.

В отличие от Фрейда, он не был врачом и слово пациент, заменил на термин клиент. А процесс «лечить» на процесс «любить». Греческое понятие любви «агапе» , в отличие от «эроса»  понимает любовь как желание удовлетворить потребность любимого человека.

Карл Роджер внес три важных аспекта в отношениях клиент-терапевт:

1. Искренность или конгруэнтность. Терапевт может иметь собственные мысли, чувства, показывает, что открыт переживаниям и предъявляет это клиенту.

2. Эмпатия – воображаемое проникновение в переживания другого. Терапевт пробует пережить весь ужас и боль клиента вместе с ним, так же как проживает клиент.

3. Безусловно положительные отношения. Если я не с вами, то тогда зачем эти отношения. Терапевт – всегда с клиентом.

Третий важный момент в терапевтические отношения внес Мертон Гилл.

Это ре-переживание или повторное проживание травмы. Мертон Гилл предположил, что клиент выстраивает отношения с терапевтом так, чтобы прожить снова давнюю травму, давно забытую сознанием, вытесненную далеко в бессознательное или фон, потому, что была нанесена сильная боль.

В случае возникновения таких отношений:

  • Терапевт проживает снова с клиентом травматическую ситуацию, вместе с ним. Так, чтобы он перепрожил боль и ужас ситуации вместе с терапевтом, а не один.
  • Клиент должен выразить свои чувства на терапевта, как новый объект старых чувств.
  • Терапевт должен выдержать это и не сбежать (часто травма клиента, совпадает с травмой терапевта)
  • Пробовать научить клиента осознавать травму и дальше с ней жить.

Ханс Когут четвертым внес дополнение в терапевтические отношения.

Во время длительного периода терапии с одной из клиенток, клиентка требовала от него одного и тоже.

И тогда он задал себе вопрос: «Что именно клиентка не получила у родителей?», «Что она может получить от меня?».

Ответы на эти вопросы он изложил в теории самости, которая содержит следующие положения:

1. У каждого человека есть потребность быть отраженным в другом человеке. (здоровым способом потребность удовлетворяется в ребенке до 2-3-х лет)

2. Потребность в идеализации другого. Должен быть идеальный человек в жизни клиента (Тренер, учитель в подростковом возрасте до 18 лет)

3. Потребность быть похожим на других.

Как видно из выше изложенного отношения между психотерапевтом и клиентом многовариантный и сложный путь — отношения двух человек. И конечно, психотерапевт занимает более высокую позицию, чем клиент. Но это путь двоих — со взаимным ростом, взаимной болью, ответственностью и совместным чувствованием жизни.