Психотерапия. Риски профессии.

Человек приходит к психологу или психотерапевту с проблемой, и желанием ее решить. Проблемы самые разные – от личного кризиса и проблем в отношениях до психосоматических нарушений и психопатологии.

            Практически всегда клиент приходит с плохими и негативными новостями: «Мне очень плохо – помогите!». Клиент приносит свою боль, страдание, страхи. 

В отличие от психиатрии, психотерапевт всегда «включается» в проблему клиента – эмпатия и живое присутствие одно из главных условий успешной психотерапии.           

            Большая практика, подразумевает поток клиентов, и соответственно постоянный поток боли, страданий и проблем.

            Некоторые психотерапевты говорят, что как только «закрылась дверь за клиентом» они не думают о нем. Думаю, что это очень сложно – забыть. В любом случае что-то сохраняется в недрах памяти и остается в бессознательном. Каждый клиент остается в памяти психолога (психотерапевта) и как только состоится новая встреча или сессия с клиентом – сразу всплывают многие воспоминания о клиенте, и то, что было в прошлых сессиях.

            Психология достаточно молодая наука и она развивается. Очень много открытий происходит с момента написания Францом Брентано в 1874 году «Психология с эмпирической точки зрения». Появилась «Теория сновидений» З. Фрейда в 1899, закон синхроничности К. Юнга в 1935, НЛП практики 1970 и расстановки по Б. Хелингеру в наше время.

            Современное развитие квантовой физики – «Принцип исключения» Вольфганга Паули в 1925, «Принцип неопределённости» Вернера Гайзенберга в 1927, эксперимент Алана Аспе 1980 году говорит о том, что наша область незнаний больше, чем мы можем предполагать.

      Исходя из анализа накопленных знаний и практического опыта можно сделать вывод, что сами мы не существуем, мы существуем в поле, рядом с другими. 

Поле это – пространство, время, индивидуальность. 

Эмпатия это психоэмоциональный резонанс с клиентом. 

Что же делать если психотерапевт попал в резонанс с негативным полем ? И этот резонанс не осознается сразу, он бессознательный 

           Основные признаки нахождения в негативном поле. В психологии этот феномен называется бессознательный трансфер или проективная идентификация. (При проективной идентификация клиент проецирует на меня что-либо, я присваиваю себе это на бессознательном уровне, хотя это мне не характерно)

  1. Нарушение первичных потребностей – реакция тела. Неожиданные и не характерные: голод, жажда, сон, дыхание. Ощущения, спонтанные боли, которые ранее не наблюдались. 
  2. Отсутствие адекватных эмоций – любви, радости, жизненной энергии, а присутствие : злости, агрессии, ярости, грусти, депрессии. В грусти и страдании– нет энергии. Любовь должна давать радость, а не злость и раздражение. Если хорошо одному, то вдвоем должно быть лучше, а не хуже.
  3. Отсутствие автономных адаптивных функций (полезные воспоминания – где оставил ключи, где припарковал машину, путаница в голове, внезапная тревожность)
  4. Кошмары и ужасы в сновидениях, нарушения сна.

 Что делать, если вы обнаружили у себя эти признаки? Ответ психотерапевту: идти к супервизору.

Ответ клиенту: если вы после одной из сессий, заметили у себя выше перечисленные признаки: скажите об этом психотерапевту ! При необходимости завершайте психотерапию. Всем счастья и здоровья !

Понятие переноса в гештальт-психотерапии.

Я вспоминаю свой первый клиентский опыт, когда я пришел в первый раз к психотерапевту. Это была женщина возрастом около 50 лет и мне было не понятно, чем она мне может помочь ? С другой стороны, было страшно, что она много знает и она может мной манипулировать? Иногда мне было с ней интересно, а иногда откровенно скучно и я злился на нее, от того, что она не понимала очевидных вещей и ей было абсолютно наплевать на меня и на мои проблемы. Так собственно говоря и было, как только она получала деньги и дверь ее кабинета закрывалась – я оставался сам, один на один со своими проблемами: «Она как и все бабы, ей только нужно бабло от меня…» .

     Только спустя много времени я начал доверять ей и почувствовал какое-то тепло между нами.  Я почувствовал, что женщина может не только ранить, но и дарить заботу и любовь. Вспоминая свой опыт, я вспоминаю свой перенос на психотерапевта: «страх довериться, страх боли от близкого человека»

Перенос.

Феномен переноса при работе клиент – психотерапевт был обнаружен З. Фрейдом и изложен в его работе «Очерки об истерии», случай с Анной О., где он рассматривает работу своего ученика Йозефа Брейра с клиенткой. Сложный случай, когда у клиентки возникла ложная беременность, связанная с прошлыми ее отношениями с ее отцом.

   Когда мы приходим к психотерапевту, у нас есть знакомый, выработанный опыт, с которым мы жили раньше. Этот опыт частично осознается нами, а частично нет. Этот жизненный опыт формировался с момента нашего рождения, воспитания в семье, взаимодействия с окружающими людьми. Этот жизненный опыт переносится из одной жизненной ситуации в другую. Иногда мы ходим по кругу или по спирали, воспроизводя один и тот же жизненный сценарий — «грабли», как говорят сейчас между собой.

В гештальт-психотерапии, в отличие от других направлений, например психоанализа, не рассматривается один человек, отдельно от другого, важно, что происходит между нами, как мы взаимодействуем.

В психоаналитическом подходе считается, что аналитик должен напитать голод, удовлетворить то, что не хватило в жизни и чего не было.

В гештальт психотерапии считается, что клиент приглашает в свой мир:

«Посмотри, как я живу !»

В этом контексте перенос – приглашение в мир клиента. Терапевт – начинает смотреть как клиент живет в своем мире, исследует: «Что происходит со мной на границе контакта? Что происходит между нами?».

Между клиентом и терапевтом происходит диалог, что есть жизнь.

В свое время М.М. Бахтин сказал: «Быть — значит, общаться диалогически», причем «Один голос ничего не кончает и ничего не разрешает. Два голоса — минимум жизни, минимум бытия».

Задача психотерапевта изучить жизнь клиента, понять «грабли» на которые клиент наступает снова и снова и создать новый опыт, новые пути жизни для клиента, прожив прошлую боль.

 Терапевт работает с переносом клиента двумя способами:

  1. Работа с переносом как с полярностями.
  2. Принятие переноса.

 Первый способ:

  1. Исследуем какой привычный опыт переносит на меня клиент. От какой значимой фигуры данный опыт клиент получил. Это символический перенос.
  2. Даем понять, что терапевт отличается от этой значимой фигуры. Сторим новые отношения. Это реалистический перенос.

 Второй способ:

  1. Нужно принять и найти в себе качества переноса клиента, даже если это очень сложно и не приятно. Найти в своем жизненном опыте похожие ситуации. Поделиться своими переживаниями с клиентом.
  2. В этом случае меняется видение клиента и тогда нужно исследовать, что еще есть между нами, между клиентом и терапевтом. Клиент проживает опасное в безопасной ситуации. Например если клиент боялся критики от значимых фигур, терапевт говорит : «Я критикую, но остаюсь рядом с тобой, ты мне все равно важен.»

Перенос – это всегда про клиента

Контр перенос – это всегда про терапевта, об этом в следующей статье. В своих коротких статьях, которые являются моим видением лекций и семинаров, я пробую открыть «тайны» и «секреты» психотерапии, чтобы дать опору себе и другим людям, которые рискуют и идут к психологу, психотерапевту.

Происхождение гомосексуальных отношений

Одним из явлений в нашем обществе, которые бурно обсуждаются и к ним проявляется особый интерес это гомосексуальные отношения. 

1. С чем связан такой интерес общества к сексуальным меньшинствам ?

2. Зачем сексуальные меньшинства освящают свои особые предпочтения и предъявляют ее обществу ?

3. Почему часть общества категорически не приемлет этот вид отношений и агрессивно реагирует на это ?

 Каждый человек имеет две части своей психики — «Персона» и «Душа». (К. Юнг)  «Персона» — личина, как маска актера, которую мы формируем с детства и одеваем каждый день. «Душа» — как Анима, внутреннее лицо, внутренний мир .

Есть такое выражение «каменное лицо». Человек с таким лицом – внешне бесцеремонный, жесткий и недоступный, однако внутренне подвержен любому капризу, трепету и страху. Душа тирана содержит чувственность и слабости – общечеловеческие свойства, которых лишен его внешний образ. Именно этой «маской», человек контактирует с окружающим миром, в клетке которой бьется его чувственная душа.

       Именно характер души влияет на половой характер. Чем более женственной выглядит женщина, тем более «стальные яйца» в ее душе.

       Чем более мужественным выглядит мужчина, тем более «плаксивая девчонка» у него внутри. Такой «супермен» имеет женственную и чувственную душу и податливо руководствуется посылам собственного бессознательного.

«Если у мужчины в общем во внешней установке преобладает или, по крайней мере, считается идеалом логика и предметность, то у женщины — чувство. Но в душе оказывается обратное отношение: мужчина внутри чувствует, а женщина — рассуждает. Поэтому мужчина легче впадает в полное отчаяние, тогда как женщина все еще способна утешать и надеяться; поэтому мужчина чаще лишает себя жизни, чем женщина. Насколько легко женщина становится жертвой социальных условий, например в качестве проститутки, настолько мужчина поддается импульсам бессознательного, впадая в алкоголизм и другие пороки.» — разъясняет К. Юнг в своей книге «Психологические типы».

Таким образом, мы ищем свои «половинки», мужчины – женщин, таких как его душа, а женщины –мужчин. Замечали, какие красавицы в женах у «чудовищ» ? Фильм «Красавица и чудовище», образно и метафорически показывает душу чудовища – нежную алую розу, теряющую лепестки.

Однако, если человек не смог отобразить образ своей души в окружающий мир, а оставил его внутри себя, то персона, а это не осознаваемый образ для человека, проецируется на человека того же пола, что и он сам. Это и есть истинной причиной явной и скрытой гомосексуальности. Так и возникли 300 спартанцев, которые на самом деле были 150 гомосексуальных пар. Следуя этой парадигме, можно предположить, что среди людей шизоидов и нарциссов, гомосексуальность выявить можно чаще, чаще чем среди невротиков.

В заключение можно сделать следующие выводы:

  1. Интерес общества к сексуальным общества связан с тем, что большинство людей не исследуют свою Аниму, Душу, а сексуальные меньшинства пробуют ее демонстрировать, чем вызывают интерес.
  2. Часть общества, а это как правило мужчины, с очень ярко выраженной мужественностью в Персоне, полностью отрицают свою душу, свою чувственность и нежность, свою «женскую» часть. Должен признать, что это достаточно тревожно, а иногда почти не возможно признать в себе то, что ранее полностью отрицалось.

Ценность психотерапии в исследовании себя, рискуйте и жизнь заиграет новые красками !

Психотическая травма (Психотические переживания) по материалам семинара Джанни Франчесетти (Днепр 14 апреля 2019)

«Для работы с психотической травмой на первом этапе важно собрать фон: «Когда было? Что произошло ? Где ? В котором году ? С кем?» и другую необходимую информацию.

            В нашей жизни любое событие рискует стать травмой. Этот факт может дать хорошую службу для терапии, это жизнь.

            Травма это не только шокирующие событие в жизни человека, но и отсутствие поддержки, когда это событие происходит.

            Травма это психологическая боль, которую невыносимо  пережить.

            Вспомните свое детство. Вспомните боль, которую вы глубоко спрятали. У каждого что-то было. Кто-то подал и обдирал коленки, бежал и кричал «Мама, мама…» со слезами, чтобы мама пожалела, а мама била по попе и кричала «Ты зачем новые штаны испортил ! Увалень !» А у кого-то была боль посильнее.

            Травма это событие острое или хроническое плюс отсутствие опоры, и как результат опыт который невозможно ассимилировать и как последствие боль низкой интенсивности и снижение чувствительности человека в целом.

            Травма это событие превышающее размер психики человека – как сыр для мышонка Джерри. Мышонок приобретает форму сыра, он не может его ассимилировать переварить.

            Слово «ОПЫТ» на итальянском esPERienza, частица PER –  “через”, «сквозь», дословно можно перевести как «Пройти через что-то трансформирующее»

            Травма – рана – Tarani – быть пронзенным, то, что ломает меня. Опыт – я становлюсь лучше.

            С точки зрения психотерапии, чтобы боль прошла и остался рубец – нужен другой, чтобы вместе ассимилировать опыт. Опыт – которые невозможно ассимилировать – это страдание, дыра во мне, которую я ношу в себе.

Самые сильные травмы возникают у детей в возрасте от 1 до 3 лет, обычно внутри семьи, они трудно осознаются и трудно вспоминаются.

            В более взрослом возрасте человек тоже травмируется : физическое насилие, избиение, сексуальное насилие, ABUSE или абьюз – психологическое насилие, пренебрежение, газлайтинг и много другое. В теле остаются не выраженные эмоции.      Травма – событие, которого много для одного тела.

            Из практики с клиентами можно утверждать, что не пережитый опыт потери, клиенты могут переживает снова и снова в  новых отношениях, пытаясь воспроизвести травматический опыт расставания и прожить его, прожить давнюю боль. Осознавание и вывод такой ситуации на границу контакта дает надежду на новый способ создания отношений.

            Необходимо отметить, что  недостаточно снова прожить травму. Важно воспроизвести аффектное телесное состояние во время травмы, это так же важно как искренняя совместность во время сессии.

            Современные исследования auris media – среднего уха показали, что во время травматической ситуации ухо становится более чувствительным к низким частотам, более типичным для хищников, поэтому в некоторые моменты стоит снижать тембр голоса и необходимо делать паузы, насколько это возможно.

            Можно сделать краткий вывод:

  • Терапевт чувствует то, что чувствует клиент во время сессии, за счет сонастройки зеркальных нейронов, в том числе телесно.
  • При работе с травмой важно восстанавливать реальность прошлого и здесь важны детали: вещи, запахи, цвета, звуки
  • Терапевту необходимо предоставить себя в полное распоряжение клиенту.

            Травма – воспоминание с дырками, там, где нет четких воспоминаний.

Проживание травмы еще раз – это травматизация. Задача терапевта прижить травму вместе с клиентом как психологически так и телесно. Телесный контакт – очень важен. Важно конечно, не нарушать границы другого человека. Сначала выстроить границы, а только потом может быть близость. Необходимо создать положительную среду с клиентом, с явными границами. В некоторых странах, культурные ограничения таковы, что телесный контакт – не возможен или затруднен. Индивидуальная свобода терапевта дает возможность телесных интервенций, учитывая культурные традиции.

Также необходимо отметить, что в случае травматического   опыта насилия – клиент осознает, что с ним происходит во время сессии, в случае абьюза осознавание наступает позднее.

            Наиболее давняя история травмы – более травматическая, поэтому очень важно построить атмосферу безопасности, куда можно будет вернуться, перед началом работы. Не имея этой безопасной бухты – работу с травмой начинать нельзя.

            Важно взглянуть на травму с точки зрения нейробиологии. В ситуации опасности, в которой невозможно сбежать и приходится оставаться – включается система иммобилизации – «замирания». Происходит активация заднего ядра блуждающего нерва парасимпатической нервной системы – сердце замедляется, дыхание становится реже, мышцы спазмируются.   Это рептилоидный рефлекс замирания (широко распространен у пресмыкающихся). Часто используют млекопитающие, например лиса – при охоте. (известное видео , лиса – хватает белку).

Во время сессии с клиентом видно, как лицо цепенеет, застывает, при работе с травмой. Когда мы проходим травмирующий эпизод клиент снова оживает. Именно так происходят обмороки, млекопитающий может погибнуть.

Система симпатическая, мобилизуется когда необходима борьба или бег – возникает страх или злость, увеличивается уровень кортизола и адреналина в крови, человек готов бороться или бежать. Содержание кортизола снижает кратковременную память. Кортизол действует на гипоталамус.

Совсем недавно обнаружен новый механизм реакции нервной и эндокринной системы на травмирующее событие. Этот механизм описал Стефан Роджерс, и назвал его – поливагальная теория. В процессе исследований было обнаружено, что блуждающий нерв имеет вторую часть – переднюю вертальную часть. Блуждающий нерв – оказался более сложный, чем считалось ранее. Эта чать блуждающего нерва сформировалась гораздо позднее в эволюционном развитии и отвечает за социальное взаимодействие.

Это переднее ядро отвечает за аффективное взаимодействие и контролирует:,

  • чувствительность уха – реакцию на человеческий голос
  • мышцы голосовых связок – тон, тональность разговора
  • мышцы лица – те которые отвечают за эмоции, особенно мышцы лба (включаются когда среда безопасна)

Человеческий мозг постоянно проверяет уровень безопасности в среде с помощью механизма интероцепции.

Enteroсимпатическая система безопасности человека состоит из трех  частей:

1. Социальное взаимодействие – поливагальная теория

2. Замораживание – парасимпатическая система

3. Страх, злость, агрессия – симпатическое система

            Все эти части работают едино и непрерывно и реакцией системы является гормональный всплеск.

Боль это не психопатология, это жизнь. Психопатология это тогда, когда боль проживаешь сам и никто не может помочь. Проживая боль вместе с клиентом в психотерапии на границе контакта, боль превращается в красоту. Обесценивание боли  это попытка исцеления, но боль от этого не проходит. Если активизируется воспоминание то это не регрессия, а прогрессия.

            Травма прерывает временной континуум, происходит сжатие пространства, Расширение пространства и чувствование времени – это тоже хороший вариант при работе с травмой. Если у клиента возникает тошнота при работе с травмой – это нормально, происходит парасимпатическое замораживание. Особый момент – это передача травмы через поколения.»

            В завершения хочу добавить, что мне потребовалось более двух месяцев, чтобы ассимилировать этот семинар. Джанни  Франчесетти – талантливый психотерапевт, у которого стоит учиться. Психотерапия – это наука, объединяющая психологию, медицину и философию, это совершенно новый этап эволюции человека. И я счастлив быть участником этого процесса. 

Терапевтические отношения: отношения клиент — терапевт

Терапевтические отношения это отношения между клиентом и психотерапевтом, возникающие в процессе психотерапии. Для создания отношений необходимо определенное количество встреч, не менее 5-10 сессий и более.

В процессе сессий терапевт задает себе вопрос:

Какие отношения возникают между мной и клиентом?

Как правило клиент формирует привычные отношения, которые у него происходят в реальной жизни.

В ответах на вопросы:

1. Что происходит межу мной и клиентом?

2. Какие отношения мы создали?

3. Как это было раньше в твоей жизни?

4. Как действовать по новому?

  • содержится ресурс как для клиента так и для терапевта.

Очень часто клиенты возникают из жизни и опыта терапевта — из «фигуры» терапевта.  Клиент говорит больше о жизни терапевта, чем о своей жизни. Если терапевт склонен к депрессии то и клиенты будут приходить депрессивные.

Если терапевт – не признает свои качества и проблемы, то клиент это всегда считывает на бессознательном уровне – из фона и поднимает именно эти проблемы.

Клиент пришел с проблемой и ему очень нужен ресурс от терапевта.

Терапевт отслеживает свои чувства и ощущения – в сессии и аккуратно предъявляет клиенту.

Все новое, во время терапии, —  осознавание, озарение, инсайт – мало  ! Это новое блокируется и нами в мир не переносится. Важна ежедневная работа над собой.

Первым на отношения терапевт клиент обратил внимание Зигмунд Фрейд при анализе работы доктора Брейера и пациентки Берты (Анна О.) из которого он вывел:

1. Теорию шаблонов.

Кратко теория говорит о том, что с детства мы устанавливаем шаблоны или паттерны поведения, которые мы подстраиваем под отношения в будущем. Все настоящие и будущие отношения будем подгонять под сформировавшийся паттерн. Отношения между папой и мамой, где например, мама была самый фрустрирующий персонаж – клиент переносит на отношения с женой. Клиент «подгоняет» и вовлекает терапевта в такие отношения.

2. Вынужденное повторение или навязчивое побуждение к повторению.

У нас есть потребность воспроизвести сложные или трагические ситуации в реальной жизни, которые были у нас в детстве. Воспроизводим ситуации, эмоционально окрашенные, которые плохо заканчивались. Не воспроизводим хорошие и приятные ситуации потому, что они ассимилируются. В таких ситуациях у нас есть желание организовать счастливый конец, но это не возможно. Такая же ситуация возникает между терапевтом и клиентом, это и называется переносом. 

Вторым психотерапевтом, который внес значительные изменение на отношения клиент – терапевт был Карл Роджерс.

В отличие от Фрейда, он не был врачом и слово пациент, заменил на термин клиент. А процесс «лечить» на процесс «любить». Греческое понятие любви «агапе» , в отличие от «эроса»  понимает любовь как желание удовлетворить потребность любимого человека.

Карл Роджер внес три важных аспекта в отношениях клиент-терапевт:

1. Искренность или конгруэнтность. Терапевт может иметь собственные мысли, чувства, показывает, что открыт переживаниям и предъявляет это клиенту.

2. Эмпатия – воображаемое проникновение в переживания другого. Терапевт пробует пережить весь ужас и боль клиента вместе с ним, так же как проживает клиент.

3. Безусловно положительные отношения. Если я не с вами, то тогда зачем эти отношения. Терапевт – всегда с клиентом.

Третий важный момент в терапевтические отношения внес Мертон Гилл.

Это ре-переживание или повторное проживание травмы. Мертон Гилл предположил, что клиент выстраивает отношения с терапевтом так, чтобы прожить снова давнюю травму, давно забытую сознанием, вытесненную далеко в бессознательное или фон, потому, что была нанесена сильная боль.

В случае возникновения таких отношений:

  • Терапевт проживает снова с клиентом травматическую ситуацию, вместе с ним. Так, чтобы он перепрожил боль и ужас ситуации вместе с терапевтом, а не один.
  • Клиент должен выразить свои чувства на терапевта, как новый объект старых чувств.
  • Терапевт должен выдержать это и не сбежать (часто травма клиента, совпадает с травмой терапевта)
  • Пробовать научить клиента осознавать травму и дальше с ней жить.

Ханс Когут четвертым внес дополнение в терапевтические отношения.

Во время длительного периода терапии с одной из клиенток, клиентка требовала от него одного и тоже.

И тогда он задал себе вопрос: «Что именно клиентка не получила у родителей?», «Что она может получить от меня?».

Ответы на эти вопросы он изложил в теории самости, которая содержит следующие положения:

1. У каждого человека есть потребность быть отраженным в другом человеке. (здоровым способом потребность удовлетворяется в ребенке до 2-3-х лет)

2. Потребность в идеализации другого. Должен быть идеальный человек в жизни клиента (Тренер, учитель в подростковом возрасте до 18 лет)

3. Потребность быть похожим на других.

Как видно из выше изложенного отношения между психотерапевтом и клиентом многовариантный и сложный путь — отношения двух человек. И конечно, психотерапевт занимает более высокую позицию, чем клиент. Но это путь двоих — со взаимным ростом, взаимной болью, ответственностью и совместным чувствованием жизни.

Особенности проведения гештальт-терапевтической группы.

Одной из задач гештальт-психотерапевта, ведущего группы, —  это принятие и осознание того факта, что он такой же участник группы как и остальные. Если ведущий группы выступает как эксперт, то это группа из терапевтической превращается в тренинговую, а психотерапевт становится тренером, коучем – педагогом.

            Терапевтическая группа создается для свободы жить участникам группы, а не свободы – жить так, как хочет тренер, ведущий группы.

            Терапевт переживает происходящее в группе, так как, он чувствует, рефлексируя и проводя одновременно анализ происходящих процессов, — не говорит, что делать и куда двигаться, а говорит о том, что происходит.

            Одним из полезных моментов в групповой работе это анализ векторов реагирования участников. Так например, участники с ярко выраженными психотическим вектором – «победят» участников в нарциссическом векторе, как хаос, который всегда побеждает систему.

            В группе происходит совмещение личностной проблемы участника группы с групповой проблемой. Терапевт видит и чувствует носителя групповой темы и помогает продвигать групповую тему.

Фазы групповой динамики.

Терапевтическая группа длится от 3 до 9 месяцев и более, проходит четыре фазы.

 I. На первой фазе, это начальная фаза группы, – происходит социальное приспособление участников группы друг к другу. На этой фазе участники испытывают тревожность, неизвестность , происходит изображение социальных ролей.

            Возникают вопросы у членов группы:

            Тема сплочения и безопасности – одна из ключевых тем первой фазы.

Раздробленный мир участников группы не насыщается, терапевт для этого проводит «столкновения» участников между собой.

            На начальном этапе участники знакомятся на своих проблемах. Знакомство происходит на единстве схожести проблем.

            Участники в нарциссическом векторе проявляются, но говорят не о том, не о проблеме группы. Такие участники могут покинуть группу в самом начале. Нарциссы первые отвергают, чтобы не быть отвергнутыми.  Участники в шизоидном векторе, как правило, рефлексируют, молчат.

            Все участники группы показывают свой привычный способ предъявления в мир.

            «Я так привык взаимодействовать в социальном мире !» — посыл участников на начальной фазе.

            Задача терапевта – показать каждому участнику, что он не один, а в группе, поддержать тему общности группы. Если это удалось, участники группы все сделают сами. Важно сформировать общность, а не рассматривать личные проблемы участников. Если нет общности, группа рефлексирует, — участники засыпают, отвлекаются или «залипают» в телефоне. Поэтому на начальном этапе важно не проводить терапию участников,  а поддержать интерес участников друг к другу.

Начальный первый этап может длиться от одного дня до 2-3-х встреч.

II. На второй фазе участники переживают два полярных чувства – желания рискнуть и быть видимым со страхом оценивания и страхом отвержения.        Возникающее чувство неполноценности, несостоятельности, страх негативной оценки вызывает вопросы у участников:

            Терапевт ищет  того, кто будет предъявлять себя и поддерживает этого члена группы, понимая, что все равно страх негативной оценки присутствует.

            Одной из тем участников группы на второй фазе может быть страх смерти:

 На самом деле это  мысли про желание жизни :

III. На третьей фазе интесивность работы падает. Общность группы разъеденяется и действия нет. Поэтому никто ничего не делает. Возникает кризис. Это сложный период для терапевта, на этом этапе нельзя на себя взять функцию – рассказать как жить группе.

            Единственный выход из кризиса тетьего этапа это спонтанное проявление чувств друг к другу. Как правило – это агрессия и злость, направленная участниками между собой и на терапевта.

            Происходит разрушение социальной обстановки. Если группа ведется в ко-терапии, может возникает злость и агрессия между ко-терапевтами, которая на самом деле, является нереализованной злостью или агрессией между участниками.            Происходит выделения себя из фона других и это часто проявляется как агрессия и злость:

            Страх сближения – одно из основных чувств участников группы.

Упражнения от ведущего при проведении группы уместны, если они выходят из фона группы, на всех фазах, а это не «домашняя заготовка».  

            Задача терапевта – показать какая проблема «тормозит» группу.

Очень часто, начиная вести группы, терапевт хочет провести тренинг, рассказать как жить другим, донести свои достижения, а на самом деле должен дать жить группе своей жизнью, отследить, осознать, проявить и интегрировать свои чувства в группе, найти в себе то, что не может найти группа и предъявить это группе.

            В этом плане важна ответственность терапевта, как готовность к встрече с ответом другого. Многие психотерапевты работают с балансом брать-давать в отношениях, с нарушением этого баланса. Это ложна концепция. Ответ есть всегда.  Ответ: «Иди на…», это ответ. Другое дело, что он может не устраивать.  Вопрос в том, почему мы получаем такой ответ ? Если мы получаем злость и отвержение, то почему ? В любом случае необходимо признать, что другой – дает, но не то, что мы хотим.

            Третья фаза напряженная для тех, кому сложно любить или тем, кто говорит, что их не любят (хотя они сами не умеют любить). Это «герои» третьей фазы. Самостоятельность и самовыражение уже не работает – важна любовь.

            Страх любви – в данном случае это страх подчинения. Участники путают любовь и близость с подчинением.  Тема третьей фазы – тема сближения и зависимости. Тема о не скорбности любви, а о не возможности любви. Терапевт поддерживает возможность любить.

            На третьей фазе происходит конфликт полярностей : гордость – унижение, свобода – любовь, независимость – служение. Участники группы хотят что-то получить, а не дать в замен. 

            Третья фаза это чередующиеся темы  в треугольнике : служение – унижение – любовь.

IV фаза – принятие собственной уникальной ценности и любви к себе, с ознованием причастности к группе. Данная фаза наступает достаточно редко на практике. Подлежит дополнительному изучению.

            Необходимо отметить, что при переходе с одной фазы на другую – достижения предыдущей фазы – блокируются. Например – предъявление себя блокирует ощущение и желание быть с другими или достижение второй фазы – способность говорить и проявлять себя – блокирует важность другого человека к себе.

            Постоянной задачей терапевта на всех фазах – это основание фигуры группы, возникающего контр-переноса.

            На всех фазах группового процесса терапевт должен выдерживать :

            Задача терапевта это фасилитация процесса на всех  фазах – помочь людям встретить друг друга. Всегда уместна фраза : — Говорите не про себя, скажите это другому. Терапевт рефлексирует (думает и чувствует)  задавая себе вопросы:

Терапевт откликается на основной посыл группы.

            Ценность группового процесса в осознании того, что есть присутствие с другим в комнате жизни, готовность идти к другому в риске отвержения или злости от другого, готовность к встрече с другим с пониманием неизвестности того, что произойдет, в получении удовольствия от этого риска, в создании новой реальности, во фрустрации старого способа и выработки нового способа взаимодействия с миром.

Тест личности Айзенка (EPI) (экстраверт /интроверт)

Тест личности Айзенка(Eysenck Personality Inventory  EPI) измеряет два всеобъемлющих, независимых измерения личности: экстраверсия-интроверсия и невротизм-стабильность, которые составляют большую часть дисперсии в области личности человека. Каждая форма содержит 57 «Да-Нет». Включение шкалы фальсификации обеспечивает обнаружение искажения отклика. Измеренные признаки — Экстраверсия-Интроверсия и Невротизм.
Читать далее «Тест личности Айзенка (EPI) (экстраверт /интроверт)»

Эффективность психотерапии.

Очень часто клиенты у меня спрашивают: Как определить эффективность психотерапии?

Я предлагаю следующую методику оценки.

Для начала определимся понятием «Эффективность».

Обычно для личной эффективности я предлагаю использовать следующие критерии.

1. Здоровье. Подразумевается как физическое так и психологическое здоровье. Думаю, все согласятся, что если проблемы со здоровьем, то жизнь уже не радует.

2. Отношения с близкими людьми.  Подразумеваются отношения в семье, с любимым человеком, с родителями. С тем человеком, который особенно важен. Если необходимо этот критерий можно расширить. Например : Отношения с мужем/женой, отношения с родителями, отношения с братом/сестрой. (То, что важно)

3. Деньги. На сегодня одним из критериев успешности, являются деньги. Поэтому берем величину cash flow.

4. Отношения в социуме.  Отношения с друзьями, коллегами, с обществом.

Оценку производим по 12 бальной шкале – 12 баллов – 100% все очень хорошо, 0 баллов – все очень плохо. – это данные для оси «Y», по оси «Х» откладываем время, желательно брать последние 10 лет, и отдельно отмечаем период, когда началась психотерапия.


На графике приведена история Ивана, 42 года

Обратившись к психотерапевту, с проблемами со сном, тревожностью, психосоматическими болями в 2014 году, на фоне проблем с женой, клиент в течении четырех лет – значительно улучшил свое здоровье, проблемы  с женой обострились и Иван подходит к этапу пересмотра отношений. Ухудшение с финансами – он компенсирует широким кругом общения с новыми друзьями. Как видно, решив проблемы со здоровьем, у клиента ухудшились отношения с женой и финансовое состояние, расширились социальные связи. Сейчас Иван чувствует себя вполне энергичным и счастливым человеком, осознавая свою жизненную ситуацию на сегодня.

Зависимость. Зависимые отношения. Гештальт подход.

Клинические признаки зависимости от вещества (игры).

1. Потеря контроля за употреблением. Это касается как вещества так и потраченного времени на предмет зависимости. Именно для этого – в казино нет часов и окон, чтобы поддерживать эту потребность у игроков.

2. Наличие синдрома отмены вещества (ломка)

3. Сужение интереса человека к жизни, к другому человеку до интереса контакта с веществом.

4. Маниакально активное состояние.  Потеря чувства усталости. Потеря чувствования себя. Измененное состояние сознания .

5. При отсутствии вещества —  боль,  обвинение мира в отсутствии вещества.

Гештальтпсихотерапия не работает с клиническими формами зависимости.

Эмоциональная зависимость.  (Признаки)

1.Есть яркое переживание собственной не свободы. (Например – «Я зависима от денег, которые мне дает муж»)

2. Человеку не нравится это чувство не свободы и это вызывает чувство стыда и чувство вины. («Я виновата перед мужем, за то, что он тратит на меня деньги»)

3. В случае потери стабильности зависимости – сильная тревога. Успокоение достигается совершением привычным действием. («Хочу новое пальто. Пойду у мужа попрошу денег.» Если деньги получила – то все хорошо, если нет – тревога. )

4. Страх потери. – угроза стабильности зависимых отношений. («Мне страшно, что муж уйдет к другой.» «Мне страшно, что я потеряю близость» и т.д.)

5. Каждый считает, что в проблемах виноват другой человек.

6. Испытывают трудности в регуляции своего эмоционального состояния без привлечения партнера по зависимости.

Если клиент «зависимый», он приходит к терапевту за зависимыми отношениями.

Любая зависимость – это бегство от себя – в слияние с кем-то или с чем-то.  Зависимы человек не может чувствовать себя хорошо, без объекта зависимости.

Потеря объекта зависимости сопровождается сильнейшей тревогой и ощущением потери части себя, как будто «отрезали» часть человека.

Зависимому человеку всегда нужен кто-то, кто сможет сказать : «Как жить, как делать». Не ощущают себя, только другого.

Задача – не разлучаться, быть всегда вместе.

Контрзависимые отношения.

Это отношения в которых основной лозунг : «Никто никому ничего не должен !»

Болеем – одни, умираем – одни, совместность не возможна.

Совместность рождается, когда находят ответ на вопрос: «Как быть вместе, а не убежать ?»

Контрзависимые люди,  это как правило люди,  которые в детстве были одиноки и над ними сильно издевались родители.

Это отчужденные, отстраненные, враждебные люди, ничего не чувствуют.  Задача – удержаться на расстоянии, не возможность приблизиться.

Привязанность – друг к другу, это здоровая зависимость, благодаря которой человек эволюционировал.

Созависимые отношения

Человек становится созависимым, когда будучи ребенком, очень хотел быть с родителями. Но для того, чтобы быть с родителями нужно было что-то сделать для родителей – хорошее поведение или оценка.  Такие люди очень часто договаривают конец предложения за собеседником. Они всегда угождают, присоединяются, «прилипают» к другому. Пример – жена алкоголика.

Феноменология эмоциональной зависимости.

1. Это всегда парный феномен (в том числе, человек – группа)

2. Треугольный феномен (Треугольник палач-жертва-спасатель)

3. Амбивалентные, противоречивые чувства (Люблю – ненавижу.)

4. Острые всплески, переживания чувств, боль либо хроническое напряжение низкой интенсивности.

5. Увязка, ощущение, что ходишь по кругу.

6. Потеря чувства времени.

Гештальтпсихотерапия говорит о том, что 100% излечения быть не может.

Психотерапия помогает в 30% случаев и поэтому гарантий не дает, дает шанс на новую жизнь.

Этапы работы.

1. Осознание зависимости клиентом. Признание своей зависимости. «Я болен. Я алкоголик.»

2. Проживание бессилия и ужаса бессилия рядом с клиентом на границе контакта.

3. Работа с феноменологией (Техника работы с «горячим» стулом)

4. Работа с детской травмой.  (Проживание горя, боли, потери)

5. Восстановление функции SELF.

Дополнительные ресурсы:

6. Смена социальной среды, среды общения.

7. Замена “вредной” зависимости на “менее вредную”. (Замена алкоглоизма – жизнью в монастыре)

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ИНТЕРВЕНЦИИ В ГЕШТАЛЬТ ПСИХОТЕРПИИ.

Клиент на сессии с терапевтом всегда действует привычным образом. Таким образом, как он привык действовать в повседневной жизни.

Поэтому ВСЕ – что вносит терапевт рядом с клиентом это интервенция. Интервенция это осознанное действие терапевта по отношению к клиенту направленное на осознавание происходящего между терапевтом и клиентом и на формирование нового опыта клиента.

Виды интервенций.

1. Побуждение к осознаванию.

В данной интервенции терапевт задает вопросы:

Данная интервенция уместна, когда чувствуется отсутствие конгруэнтности между словами и движениями тела, когда сдерживаются слезы. Для замедления и осознавания. Данная интервенция снижает вероятность проекции клиента на терапевта.

2. Интервенции при работе с нарушениями на границе контакта.

2.1. Интервенция при слиянии (конфлюенции).

Интервенция побуждает к осознаванию своих чувств и переживаний.

Терапевт задает вопросы:

Что хотите делать?

О чем хотите говорить?

или не хотите делать (говорить)?

2.2. Интервенция при интроекции – интервенция на выявление убеждений, стереотипов.

Терапевт задает вопросы:

Откуда появилась эта идея ?

Почему так решили ?

Какие чувства возникают сейчас?

Может ли быть пересмотрено или нет ?

Ответ всегда должен подразумевать желание клиента отвечать на поставленный вопрос.

После каждой интервенции важно пересмотреть, что происходило и ассимилировать.

2.3. Интервенции при проекции. Любая часть истории клиента отвергается: Это сказанное не про меня. Важно эту часть присвоить.

Клиентка: «Он постоянно злой на меня.»

Терапевт: «Попробуйте сказать – я постоянно на него злюсь. Как вам это идея ?»

2.4. Интервенции при ретрофлексии. Ретрофлексия – это «НЕТ» клиента, сказанное самому себе. Интервенция проходит в четыре этапа:

— осознавание ощущения,

— осознавание чувства,

— отреагирование,

— ассимиляция.

2.5. Интервенции при дифлексии.

Задача терапевта, чтобы клиент направил энергию на предмет контакта, конкретный объект.

Терапевт : «Что вы чувствуете?»

Клиент: «У вас пятно на потолке, нужно делать ремонт»

Терапевт: «Вам сложно, говорить про чувства?»

Клиент: «Нет, интересно сколько будет стоить ремонт?»

Терапевт: «Я растерян. Мне грустно. А вы как?»

Клиент: «Я бодр и весел. Зачем грустить?»

3. При работе с полярностями. Техника работы с пустым стулом.

4. Телесный резонанс.

Терапевт ощущает процессы в собственном теле и уточняет с ощущениями клиента. Обучает чувствовать собственное тело.

Терапевт: «После Вашего вопроса у меня начал болеть затылок. А у вы как себя чувствуете?»

5. Амплификация, преувеличение. Это интервенция направлена на демонстрацию поведения с осознаванием того, что происходит. Касательно тех действий клиента, в которых есть ограничения-застревания.

5.1. Простое повторение того, что он говорит. Задача для клиента – понять и осознать смысл.

5.2. Усиление движения (ноги, руки)

5.3. Перевод телесных действий в слова.

6. Конфронтация со стереотипным высказыванием.

7. Поддержка ответственности клиента.

«Все вокруг все делают, кроме меня.», «Так случилось», «Это случайность» Клиент может оценить свой вклад делания/не делания в ситуации.

8. Интервенция фантазией. «Давайте представим : ……»

9. Отражение прошлого опыта клиента.

10. Обратная связь клиенту.

11. Выдержанная пауза.

12. Фрустрация привычного способа.

Данный вид интервенции рекомендуется применять только после формирования доверия (не менее 10 сессий)